Харцызск сегодня Эксклюзив НЕПОКОРЁННЫЕ: в аду гитлеровского плена



Великая Победа советского народа 1945 года была завоевана огромной ценой человеческих жизней: более 26 миллионов погибших, пропавших без вести, умерших от ран, замученных в оккупации, в концлагерях, сожженных в печах крематориев.

Советские военнопленные


В музее истории города Харцызска хранятся воспоминания ветеранов войны - узников гитлеровских лагерей. Невозможно без содрогания читать воспоминания об ужасах, перенесенных советскими военнопленными. Одновременно - такая гордость в душе за многих из них: существуя в аду гитлеровского плена, они боролись, как могли, верили в Великую Победу, горячо любили свою Родину и оставались солдатами своей страны даже там, в неволе, когда страна считала их предателями. Петр Дмитриевич Булгаз, наш земляк, - один из них.

В ФАШИСТСКОЙ НЕВОЛЕ

Петр Дмитриевич (1906-1968 гг.) - ветеран Великой Отечественной войны, с 1960 года и до последних дней работал директором харцызской СШ № 3, преподавал химию. Человек был необыкновенный, как говорится, «учитель с большой буквы», советской закалки — эрудированный, высокообразованный, страстно влюбленный в русскую литературу и прекрасно в ней разбирающийся. Обладал феноменальной памятью, писал стихи. Восемь лет Петр Дмитриевич возглавлял школу. Его неожиданная смерть от сердечного приступа и сегодня, десятилетия спустя, вызывает боль в сердцах учеников и знавших его людей...

Коллектив учителей СШ № 3. 1964 год


Трудная ему выпала военная судьба, тяжелая и трагическая. 24 сентября 1941 года в районе местечка Оржица Полтавской области Петр Булгаз попал в плен вместе с 193-м медико-санитарным батальоном, в котором занимал должность военного комиссара.

После тяжёлого боя в окружении, оставшиеся в живых бойцы заняли оборону в плавнях реки Сулы, в зарослях камыша и рогозы. Сопротивление было недолгим — с винтовками и пистолетами. не устоишь против артиллерии, минометов, авиации и танков гитлеровцев. Не многие уцелели. Этих красноармейцев, мокрых, в грязи, гитлеровцы конвоировали в одно из сел, где был сооружен временный лагерь для пленных. В лагере находились и мальчики от 10-11 лет, и дряхлые старики.

Для Петра Дмитриевича, как и для миллионов советских военнопленных, началась череда нечеловеческих испытаний на выносливость и выживание в фашистской неволе. В лагерях Петр Дмитриевич находился до середины апреля 1945 года: сначала это был лагерь в Кременчуге, затем в Проскурове (ныне Хмельницкий), в военном городке Раково и лагере Лангвассер в Нюрнберге.


В воспоминаниях Петра Дмитриевича о пребывании в лагерях для военнопленных описаны такие ужасы, такие зверства фашистов над людьми — невозможно бесстрастно читать даже спустя 75 лет. Как можно было выжить в этом аду? Не просто выжить, а остаться человеком. Жизнь в лагерях протекала, наполненная страданиями, мучительным голодом, болезнями, избиениями, расстрелами, массовой гибелью.

В октябре 1941 года в лагере в Проскурове, куда перевели Петра Дмитриевича с сотнями других советских военнопленных, было 40 тысяч узников, а в марте 1942 года в живых осталось только около 4, тысячи. Остальные умерли или были замучены гитлеровцами.

До 1943 года немцы не ввозили русских военнопленных на территорию Германии. Но после Сталинградской битвы все изменилось. На промышленных предприятиях фашистского рейха стало не хватать рабочих рук. И пленных красноармейцев стали отправлять в Германию — формировали специальные рабочие команды для каторжных работ в каменоломнях, на рудниках, на предприятиях военной промышленности.

В апреле 1944 года из проскуровского лагеря 3 тысячи советских военнопленных отправили в Германию, а оставшихся полторы тысячи больных и еле живых ждало полное уничтожение. В эти три тысячи попал и Петр Булгаз. Их привезли в город Нюрнберг, в лагерь Лангвассер (шталаг XIII).

СПРАВКА. В каждом военном округе, а позднее и на оккупированных территориях, переданных под гражданское управление имелся «командующий военнопленными». Попавшие в плен военнослужащие изначально оказывались в дивизионных пунктах сбора пленных. Оттуда они передавались в транзитные лагеря - «дулаги» (пересыльные). Лагеря для пленных бойцов и младших командиров назывались «шталаги» (постоянные). Каждый шталаг имел номер. Из шталагов военнопленные могли переводиться в рабочие лагеря или штрафные лагеря. Офицеры направлялись в отдельные офицерские лагеря — «офлаги».

Как правило, советские военнопленные ненадолго задерживались в лагере Нюрнберг-шталаг XIII: на несколько дней-недель, а затем их распределяли в рабочие команды по всей Северной Баварии.

СПРАВКА. По официальным данным, в шталаг XIII и офлаг 73 в ходе войны были интернированы сотни тысяч польских, советских, французских, итальянских и американских военнопленных.

В Нюрнберге лагерь Лангвассер существовал с 1939 года, как место принудительного труда. В середине 1940 года в нем находилось 70 000 человек. Для большинства простых солдат лагерь был промежуточной станцией перед отправкой на работу в промышленность или сельское хозяйство.

В соответствии с расистской идеологией национал-социализма, к советским военнопленным, считавшимися недочеловеками, было особенно плохое отношение: тысячи умерших похоронили в братских могилах на Южном кладбище Нюрнберга. Сейчас о них напоминают установленные там обелиски. От бывшего лагеря остались лишь две длинные прямые улицы да пара бетонных фундаментов.

(«Никто не забыт, ничто не забыто». Всенародная Книга памяти Пензенской области).

Русский участок кладбища в Нюрнберге




Южное кладбище в Нюрнберге.

Большинство похороненных здесь умерло от измождения, болезней, непосильного труда, о чём свидетельствуют документы лазарета лагеря. Хоронили узников в братских могилах по 400-500 человек. Сейчас на русском участке кладбища возвышается 10-метровый православный крест. Местные власти добросовестно ухаживают за могилами. И даже восстановили имена всех солдат и офицеров, захороненных здесь. По архивным данным, в Нюрнберге захоронены 8425 советских военнопленных.


ОНИ ОСТАВАЛИСЬ ПАТРИОТАМИ.

В лагере Лангвассер вместе с другими военнопленными Петр Дмитриевич Булгаз попал в рабочую команду фирмы Бена-Кульпа.

Многие советские военнопленные продолжали бороться с гитлеровцами в невыносимых условиях лагерей. Работавшие на немецких заводах организовывали забастовки, отказывались от работы, выводили из строя машины, умышленно изготавливали снаряды, которые не взрывались, вели пропаганду среди немецких солдат и офицеров (конвоиров), совершали побеги из плена, устанавливали связи с немецкими коммунистами, с участниками движения Сопротивления — французами, итальянцами, югославами.

В Нюрнберге группа комсомольцев под руководством Ивана Белого, отказавшись от работы, скрывалась в различных командах, состоящих из гражданских лиц, угнанных в Германию, в развалинах города. Вооружившись оружием, отобранным у немцев, члены группы запаслись пишущей машинкой, печатями, штампами и фабриковали различные пропуска, .документы, которые узники использовали при побеге. Бежавших военнопленных они снабжали гражданской одеждой, деньгами, продуктовыми карточками. Все это отбирали у немцев.

Во время очередного авиационного налета на город, группа Ивана напала на одну из зенитных батарей, перебила артиллерийский расчет, а все снаряды выпустила по городу. Потом, приведя батарею в негодность, бойцы скрылись.

На один из заводов в Нюрнберге, где изготавливали гильзы для противотанковых орудии, привезли группу советских военнопленных. Среди них был старший лейтенант Бобнев Иван Васильевич. Офицер сразу заявил товарищам, что «...ни одной гильзы для убийства своего народа мной не будет сделано». Ивана поставили работать к огромному прессу для штамповки заготовок. Определив слабое место пресса, он решил вывести из строя машину и самопокалечиться. Изучив техническую часть станка, он сумел осуществить свой план.

В результате пресс развалился, а офицер остался без пальцев левой руки, которые сознательно положил под машину. Так же поступил и лейтенант Бабыкин Федор: вывел из строя пресс, штамповавший снарядные гильзы. И остался без правой руки...

Таких случаев было тысячи.

Советские военнопленные на заводах третьего рейха


Команда, в которую вошел Петр Булгаз, работала на Нюрнбергском железнодорожном узле и извлекала из земли старый, пришедший в негодность кабель. В нем содержалась проволока из цветного металла, который был нужен для военных нужд. Команда под руководством Петра Дмитриевича дважды выводила из строя действующие кабели. В третий раз рабочие при погрузке уничтожили ценный груз: тележка с аппаратурой была умышленно поставлена близко к путям. Прибывший электропоезд разнес ее на куски. Мраморный осколок, отлетевший от корпуса аппарата, перебил Булгазу ногу ниже колена. Этот несчастный случай оградил команду от подозрений и расстрела.


Антифашистская работа советских военнопленных не была бы так успешна, не будь она должным образом организована. Одним из центров координации борьбы с гитлеровцами в Нюрнберге был подпольный комитет советских военнопленных при госпитале Лангвассера.

Марина ПЕТРОВА, старший научный сотрудник музея истории Харцызска

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Газета Панорама

     Читайте:   Другие публикации рубрики ЕКСКЛЮЗИВ И АНАЛИТИКА



ДРУГИЕ НОВОСТИ


Сенсации



Шоу бизнес и звёзды



ПОЛИТИКА


Происшествия


Общество


Юмор и курьёзы


Другие интересные новости






Новости партнеров


СМИ Харцызска




Харцызск - новости, события, люди

Яндекс.Метрика

Ежедневно, круглосуточно, РИА «Вестник Харцызска» представляет самые "горячие" актуальные, социальные, криминальные новости дня. Новости непрерывно появляются на странице «Харцызск сегодня». Причем мы обеспечиваем пользователей, не только сообщениями о самих событиях, но и вдумчивой аналитикой, комментариями, прогнозами развития событий.

Copyright © XVESTI.RU 2013 - 2020  Эл. почта: xvestnik@i.ua.

ВНИМАНИЕ! РИА "Вестник Харцызска" может содержать материалы, для лиц, старше 16 лет!