Главная Эксклюзив Иловайский рубеж: он знал, как остаться в живых и победить


Иловайский рубеж

Четыре года минуло с тех пор, как началась война на Донбассе. Тысячи жителей шахтерского региона встали на защиту своей земли. Встали за свободу, за свои семьи, за соотечественников, за русский мир.

Кто-то из ополченцев служил раньше в армии, имел воинскую специальность, а кто-то овладевал военной наукой прямо на передовой. Но не дрогнули, не сдались врагу. Они не жалели жизни ради великой идеи, показывали пример героизма и стойкости.

Многие ополченцы не вернулись домой, кого-то война догнала через время. Но их имена остались навечно в народной памяти жителей Донбасса.

Ополченцы

«Он знает, как остаться в живых и победить!...»

...Впервые я встретила его на блокпосту в Иловайске в начале августа 2014 года. Он явно выделялся среди однополчан - высокий, крепкий, широкоплечий. Загорелая кожа, карие искрящиеся глаза, черные, как смоль волосы, густая борода. Его звали Игорь, позывной «Шпик».

За несколько военных лет мы с ним общались не раз, и он много рассказывал - о верных товарищах, боевых буднях, об опасных и трагических моментах, а иногда - о курьезных случаях. Эти рассказы - как мозаика, в которой просматривается характер человека, самая его суть.

БОЕВОЙ ПУТЬ. СЛАВЯНСК

Игорь вступил в ряды ополчения в середине мая. После обучения получил специальность «стрелок». Свой боевой путь начал в Славянске:

«1 июня нас, 30 человек, отправили на помощь в Славянск, а именно в поселок Ямполь. Мы держали оборону «дороги жизни» в Славянск. Наш блокпост разбили. Оставшиеся 27 человек вместе с командиром «Мачете» выходили из окружения. Часть группы ушла вперед, а мы прикрывали их отход. По нам постоянно работал РСЗО «Град», летели кассетные бомбы и что-то еще. Было очень страшно...

Потом мы вышли к поселку Николаевка. Там обустроили новый блокпост, но и он тоже был разбит. Опять выход из окружения... Нас осталось 17 бойцов. Трое суток мы пробирались через поля, пытаясь пробиться к Славянску. Но разве на войне все так просто? Нам закрыли дорогу «укропы». Впереди был противник, вооруженный «до зубов»...

Впереди враг

Без воды и еды — здоровые мужики грызли стебли кукурузы и пили росу. Мы повернули на Краматорск, и вскоре колонна наших ополченцев из Славянска нас догнала. От них узнали, что пока мы выходили из окружения, город был сдан. Всеми силами ополчение выдвинулось в Донецк. После всего пережитого я решил, что с войны не уйду, прежде всего потому, что видел, как издеваются над мирным населением карательные батальоны».

КРОВАВЫЕ БОИ. ИЛОВАЙСК

«8 июля мы прибыли в Иловайск. Мой блокпост был расположен на въезде в город, на «треугольнике», как называют это место иловайчане. Основную часть бойцов составляли прибывшие сюда «славянские», но наши ряды быстро пополнились местными ребятами. В общем 107 человек набралось, — вспоминает Игорь. — Первый обстрел произошел 12 июля. Мы, «славянские», уже знали, как себя вести и что делать, а вот новоприбывшие из местных впервые почувствовали всю силу опасности. Я четко понимал, что Иловайску уготована «мясорубка», ведь это важная железнодорожная артерия. Вечером 6 августа началась оборона города, на нас двинулись первые силы противника. Все происходило очень быстро. Тогда я думал только о том, как правильно и результативно выполнить поставленную задачу. А бывало по-разному — и ругался с командиром, и похвалу слышал.

Мы с другом, «Тихим», вывозили мирных жителей. Так они и благодарили, и проклинали одновременно. Один из самых опасных и незабываемых моментов — когда я корректировал огонь с девятиэтажки под обстрелом «града». Снаряды ложились неподалеку, и на крышу «девятки» летела земля и присыпала меня. Знаешь, такое чувство непонятное и мерзкое, когда тебя землей осыпает. Но размышлять там было некогда...

Могу сказать, что с заданием я справлялся хорошо. Много всего было, но, честно говоря, не люблю вспоминать об этом. При обороне бригадного дома 19 августа я был ранен. Осколочное. В шею и бедро. Отправили в госпиталь».

...Игорь закурил. Скромность моего визави не позволяла ему сказать, что его усилиями уничтожено неимоверное количество техники и живой силы противника. Получив в распоряжение оружие (СВД) и должность командира взвода, Игорь выполнял свою задачу безупречно. Как мне потом с гордостью сказали его боевые товарищи с позывными «Тихий» и «Букин». «Это лучший командир! Это наш командир! Он знает, как надо остаться в живых и при этом победить! ..»

Уничтоженная техника ВСУ под Иловайском

Досрочно выписавшись из госпиталя, Игорь отправился защищать родную Ждановку.

АЭРОПОРТ

Он столько выдержал... Но впереди был самый опасный и трудный этап - Донецкий аэропорт. Я понимала, что воспоминание в разговоре об этих событиях доставляет боль моему герою, воспоминания, словно когтистый зверь, разрывают душу по живому.

Не вдаваясь в подробности боевой операции, Игорь говорит: «Нас собрал «Гиви». Тех, кто был в Иловайске, самых горячих и отчаянных. Мы выстроились — готовы! Был отдан приказ. Идем выполнять. Выдвигаемся, никто нас не обстреливает, подозрительно тихо, но мы продолжаем движение. Мина разорвалась рядом...»

Игорь прикрывает лицо руками. Для него это боевое задание обернулось личной трагедией: погиб его близкий друг и брат по оружию— «Тихий». Сам «Шпик» был тяжело ранен.

Карие глаза ополченца наполнились слезами:

«С «Тихим» мы познакомились в Иловайске. Он подтянулся к нам помогать на блокпосту и мы сразу подружились. Он стал у меня «вторым номером» в работе. Только ему доверял и верил в него. Простой парень, веселый, душевный. Мы такое вытворяли! Андрюха стал мне как родной человек. Не могу поверить в его гибель и простить ему, что оставил меня одного, — горько говорит Игорь и со светлой грустью припоминает одну историю из военного времени. — Помню, было холодно, а у меня позиция находилась на железной дороге. Просидел в смотровой яме всю ночь, в футболке замерз так, что пальцы не чувствовал. Ветер пронизывал до костей. Аккуратненько подобрался к комнате, где раньше железнодорожники работали, и на стволе винтовочки вытащил себе фуфайку машиниста. Хорошо-то как стало! Уже рассветало, смотрю, идут мне навстречу «Тихий» с «Шайтаном». Подходят ближе, и тут я чуть со смеху не упал: «Тихий» одет в короткую женскую «леопардовую» дубленку, «Шайтан» в какой-то плащ. Как выяснилось, теплые вещи им местные подогнали. Ой, мы так смеялись!»

В ходе обороны Донецкого аэропорта Игорь снова получил ранения. Осколком поврежден левый глаз, что привело к длительному лечению и череде дорогостоящих операций. Левую руку изрешетило осколками. О дальнейшей службе не могло быть и речи...

Настоящих мужчин и так немного, а война забирает их, не спрашивая. И пулям не важно, во что ты веришь, хороший ты или плохой, ждет тебя кто-то или нет, кто ты по профессии и по жизни. Зачем мы теряем или видим покалеченными наших мужчин? До каких пор будет слышен, женский плач на нашей земле?

«МАМА, Я ВЕРНУСЬ ЖИВЫМ»

До войны Игорь трудился на шахте, имел несколько лет подземного стажа. Кроме познаний в химии и военной медицине, обладал глубоким пониманием психологии. За плечами музыкальная школа по классу фортепиано. Более двух лет занимался рукопашным боем. Профессиональный водитель всех категорий. Дед по отцовской линии был офицером, воевал в Финскую. Поэтому Игорь не смог иначе — пошел в ополчение, когда на Донбасс надвинулась беда. Он отправился защищать свою семью — маму и сестру. По словам мамы, она до сих пор не может спокойно слышать новости на одном из телеканалов, который в 2014-м передавал сообщения об окружении Ямполя, где воевал сын. Уходя на войну, он обещал: «Мама, я вернусь живым!» И материнское сердце вымолило сына от всех бед, в которых оказывался наш герой.

Иногда, говорил Игорь, в дождливую погоду раны ноют и болят. Но никогда не жалел о своем выборе. А еще он признался, что на войне встретил свою любовь.

Скромно показал несколько строк, написанных для любимой в феврале 2015 года:

«Любовь моя, чтобы тебя найти,

Пришлось войну пройти...

К тебе любовь моя не гаснет.

Она все ярче и прекрасней...»

Вероятно, каждая девушка Донецкой Народной Республики хотела бы услышать в свой адрес такие слова. Гордый и честный, искренний и романтичный. Он был верен друзьям и беспощаден к врагам.

С войны Игорь вернулся живым...

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ
Помечтаем о хорошем
Донецкий ботанический сад: вокруг света за 60 рублей
Политический детектив - Битва за Горловку

К сожалению, в декабре 2017-ro сердце героя биться перестало. Ему было всего 27 лет.

В последний путь Игоря с честью провожали те, с кем он отважно защищал Донецкую Народную Республику. Город воинской славы — Иловайск — занимал особое место в душе молодого командира, ведь здесь он встретил любовь и настоящих боевых друзей.

Хочется верить, что в сердцах жителей Иловайска живет благодарность тем, кто четыре года назад отстоял мир и свободу в одном из самых драматичных сражений этой войны. Тем, кто не думал о себе, когда надо было спасать Родину.

Элла МИХАЙЛОВА,

специальный корреспондент.

Газета Панорама

СКАНДАЛЫ




Самые сенсационные события в мире







СМИ Харцызска

ТВ Сфера онлайн

Новости Харцызска на ТВ Сфера

ВЫПУСК ОТ 16 НОЯБРЯ


Газета Панорама Харцызск

Газета "Панорама"

№ 46 ОТ 15 НОЯБРЯ

Новости партнеров




Мировые сенсации





Яндекс.Метрика

Copyright © XVESTI.RU 2013 - 2018  Эл. почта: xvestnik@i.ua.

ВНИМАНИЕ! РИА "Вестник Харцызска" может содержать материалы, для лиц, старше 16 лет!